fb_pixel
українська федерація йоги
Переведено на добровольных началах для проекта «YogaScience» Еленой Пихулей
Главный редактор: Дмитрий Данилов
Редактор: Олег Беликов
Корректор: Руслан Кулешов
Дизайн: Анастасия Борко, Александр Котельников
Выпускающий редактор: Анна Девятая
Значение слова «хатха» в ранней Хатха-йоге
Введение

Эта статья написана в ответ на вопрос: «каким образом Хатха-йога (что в буквальном переводе означает «Йога силы») получила свое название?» Многие индийские и западные ученые понимают «силу» в контексте Хатха-йоги в значении усилия при выполнении ее упражнений. Такое понимание опирается на то, что техники Хатха-йоги, например, prāṇāyāma (контроль дыхания) требуют физического напряжения и даже могут вызвать болевые ощущения. Есть и такие ученые, которые вообще отходят от значения «сила» и предпочитают альтернативное, так называемое «эзотерическое» определение Хатха-йоги как соединение солнца (ha) и луны (ṭha) в теле практикующего. В этой статье рассматриваются интерпретации понятия haṭhayoga и варианты использования слова haṭha (т.е. haṭhāt, haṭhena) в санскритских текстах по йоге, написанных до появившейся в XV веке «Хатха-йога-прадипики».

Поставленный выше вопрос предполагает историческое исследование того, когда вводится термин haṭhayoga. Существуют доказательства его использования в буддийских тантрах; в то же время примечательно его отсутствие в тантрах шиваизма вплоть до поздних работ, таких как «Рудраямалоттара-тантра». Это удивительно в свете того, что в тантрах шиваизма широко используется терминология из текстов Хатха-йоги. В средневековой литературе по веданте и йоге (написанной после XI века) термин haṭhayoga практически всегда вводится в связке с rājayoga, которая как система основана скорее на тантрической йоге, чем на Йоге Патанджали. Соперничество между Раджа- и Хатха-йогой, которое наиболее ярко отражено во второй главе текста, известного как «Аманаска-йога» (XI–XII вв.), основано на утверждении, что Раджа-йога – это высшая йога, потому что ее методы не требуют усилий и при этом более эффективны, в то время как Хатха-йога требует напряжения и была чрезмерной. Однако в других средневековых текстах, таких как «Даттатрея-йога-шастра» (XII–XIII вв.), это соперничество было трансформировано в иерархию четырех видов йоги: Мантра-, Лайя-, Хатха- и Раджа-йога. А спустя несколько веков Сватмарама «демонтировал» эту иерархическую конструкцию в своей «Хатха-йога-прадипике», объединив разделенные ранее системы Хатха- и Раджа-йоги идеей, что Хатха- и Раджа-йога дополняют друг друга. Таким образом он создал цельную систему йоги и назвал ее Хатха-йогой.

При подготовке этой статьи были использованы такие тексты по Хатха-йоге1.

Ранние тексты: «Амрита-сиддхи» Вирупакши (XI–XII вв.2), «Амараугхапрабодха» (XIV–XV вв.3), «Даттатрея-йога-шастра» (XII–XIII вв.4), «Кхечари-видья» (XIII–XIV вв.5), оригинал «Горакша-шатаки» (XIV–XV вв.6), «Шарнгадхарападдхати» (1363 г.7), «Васиштха-самхита» (XII–XIII вв.8), «Вивека-мартанда» (XIII–XIV вв.) (в том числе «Горакша-паддхати», «Горакша-шатака», «Йога-мартанда» и одно издание «Горакша-самхиты»9), «Йога-яджнявалкья» (XIII–XIV вв.10), «Йога-биджа» (XIV–XV вв.11).

«Хатха-йога-прадипика» (XV век12).

Поздние тексты13: «Гхеранда-самхита» (XVII–XVIII вв.14), «Хатхаратнавали» (XVII вв.15), «Хатха-таттва-каумуди» (XVIII вв.16), «Шива-самхита» (XV вв.17), «Йога-чинтамани» (XVI–XVII вв.18), «Йога-таравали» (XV–XVI вв.19).

По поводу «ранних текстов по Хатха-йоге» нужно сделать оговорку: некоторые из них (например, «Вивека-мартанда» и «Васиштха-самхита») не называют свою йогу Хатха-йогой. Однако описанные в них техники были включены в систему Хатха-йоги в «Хатха-йога-прадипике». В ранних текстах есть отличия в описаниях аналогичных техник āsana20, prāṇāyāma21 и нескольких mudrā, из тех, которые впоследствии вошли в десять мудр Хатха-йоги22. Также в ранних текстах можно найти отличия в руководстве по контролю питания (mitāhāra), в описаниях четырех ступеней йоги23, ṣaṭkarma24 и samādhi. Тексты разделены на «ранние» и «поздние» относительно предполагаемой датировки «Хатха-йога-прадипики», которая, в свою очередь, является в большой мере антологией, что было продемонстрировано в исследованиях Bouy (1994: 81-86) и Mallinson (2008: 2-3), которые идентифицировали в ней строфы, заимствованные из более ранних текстов.

Современное понимание термина в Западном мире

Индологи XIX века давали определение Хатха-йоги в соответствии с пониманием корня haṭh как обозначающего силу или принуждение, опираясь на санскритскую грамматику «Дхату-Патха Панини25 и тезаурус «Амара-коша»26. «Сила» или «принуждение»27 Хатха-йоги рассматривались как «насилие над собой» при крайней степени аскетизма, и, таким образом, в «Большом Петербургском словаре» (1889) Хатха-йога была определена как «форма йоги, которая включает в себя сильное самоистязание»28. Примерно в таком же духе Monier-Williams в своем «Санскритско-английском словаре» (1899:1277) дал более расширенное определение:

«[Это] вид силовой йоги… который описан Сватмарамой в «Хатха-йога-прадипике» и практикуется со значительными самоистязаниями, например, стоя на одной ноге, удерживая поднятые вверх руки, вдыхая дым вниз головой и т.д.»

Monier-Williams путает Хатха-йогу с экстремальными практиками аскетизма (tapas), которые описаны в пуранах29, но ни разу не встречаются в текстах по Хатха-йоге, использованных для этого исследования. На это важно обратить внимание,  потому что если бы такие практики действительно являлись частью Хатха-йоги, они вероятно были бы описаны или хотя бы упомянуты, поскольку это фундаментальные тексты. И нельзя сказать, что в этих текстах Хатха-йога описана как практика, которая причиняет боль или физическое страдание практикующему. Определение Хатха-йоги, данное Monier-Williams, сформировалось, скорее всего, под влиянием поздних традиций Садду и Санньясинов, которые объединили некоторые элементы Хатха-йоги с экстремальными практиками tapas и рассматривают эти два понятия как синонимы30.

Взгляд на Хатха-йогу как на практику самоистязания продолжил свое существование и в XX веке, о чем можно убедиться, ознакомившись с различными индологическими трудами31. Например, «Описательный каталог санскритских рукописей Британской библиотеки» Windisch и Eggeling (1887-1935:600) определяет Хатха-йогу «Хатха-йога-прадипики» как «подавление мирских желаний насильственными методами». Однако авторы большинства известных западных исследований йоги  не определяют Хатха-йогу как «самоистязание», а склонны понимать «силу» или «принуждение» в контексте усилия, необходимого для ее практики. Weston Briggs (1938:274) считал, что haṭha означает жесткую, экстремальную или требующую напряжения дисциплину, а Mircea Eliade (1958: 228) называл Хатха-йогу «неистовым усилием». Подобного рода интерпретации сохранились и в работах современных исследователей, где в последние годы появились такие варианты перевода, как «йога-напряжение» (Larson 2009: 492), «метод сверхнапряжения» (Gupta 1979: 180), «метод неистового усилия» (White 1996: 5) и даже такой более неоднозначный вариант, как «йога силового преодоления» (Lorenzen, 1987: 214).

На современное учение о Хатха-йоге также  повлиял распространенный стереотип, который Jean Filliozat (1991: 375) описал следующим образом:

«Люди до сих пор относятся с подозрением к индийскому йогу, или «факиру»: наполовину аскет, наполовину фокусник, он живет за счет доверчивости толпы, которая загипнотизирован его внушающим благоговейный ужас самоистязанием, неважно, подлинным или ложным, и его необычными трюками».

Из-за этого стереотипа Хатха-йога стала восприниматься как деградировавший потомок «правильной» школы йоги Патанджали, которая считалась вершиной развития йоги; это чистое, возвышенное философское произведение намного превосходит то, чем стала Хатха-йога тысячу лет спустя. Так, Dasgupta (1962: 67) писал:

«Несмотря на все разновидности оккультизма и некромантии, которые процветали и продолжают процветать в школе Хатха-йоги, и несмотря на то, что для многих индийский йогинов Хатха-йога превратилась в науку о физических достижениях, – в школе настоящей Йоги царит спокойствие. Как философская система Йога представляет собой исключительно идеальный метод…»

Хотя некоторые современные исследователи, возможно, таки смешивают Хатха-йогу с экстремальными практиками tapas и, исходя из этого, определяют ее как «самоистязание» или «метод неистового усилия»32, мнение о том, что Хатха-йога это напряженная и даже травмирующая практика, не является результатом современных исследований йоги, а имеет долгую историю в самой Индии. Например, «Лагху-йога-васиштха» описывает Хатха-йогу как «причиняющую страдание» (duḥkhada), а «Аманаска-йога» клеймит практику prāṇāyāma и mudrā как «основанную на боли» (kleśamūla) и «сложную для освоения» (durjaya). Раджа-йога в «Аманаска-йоге», фактически, обосновывала свое превосходство над техниками Хатха-йоги тем, что ее путь к освобождению «не требует усилий» (nirāyāsa)33, поэтому не удивительно, что те индийские сотериологические учения, которые поддерживали методы освобождения, основанные только на познании или инициации, рассматривали āsana, prāṇāyāma и mudrā Хатха-йоги как ненужную физическую нагрузку34.

Использование слова HAṬHA в текстах по хатхе

Учитывая, что слово haṭhа нигде в текстах по Хатхе не используется для обозначения силовых методов35, стоит задаться вопросом: почему Хатха-йога называется «силовой йогой»? Если бы название «Хатха-йога» происходило из идеи силового преодоления, то можно было бы ожидать, что в текстах будут встречаться указания на силовое (т.е. haṭhāt или haṭhena) выполнение ее техник36. Вместо этого используются более нейтральные слова для обозначения усилия (т.е. yatnena или prayatnena); в большинстве случаев их можно перевести как «тщательно» или «усердно»37, иногда как «активно» или «интенсивно» ‒ например, в описаниях Bhastrikāprāṇāyāma38. В текстах о Хатха-йоге видны попытки описать степень усилия, которое должен приложить йогин. В результате пометка «śanaiḥ śanaiḥ», которая говорит о том, что технику нужно выполнять плавно, медленно или осторожно, в зависимости от контекста, встречается часто39. Например, практики mahābandha и aśvinīmudrā требуют очень мягкого (śanaiḥ śanaiḥ) сокращения промежности40В целом, термин «śanaiḥ» обычно указывает на то, что технику нужно выполнять внимательно. Фактически, чем мощнее  техника Хатха-йоги, тем большую внимательность (а не силу) должен проявить йогин. Это видно, например, в описании prāṇāyāma, где йогина предостерегают от выполнения техники в -форсированном ключе: «Как укрощать льва, слона или тигра нужно очень постепенно, так же следует оттачивать навык дыхания; иначе оно убьет йогина» («yathā siṃho gajo vyāghro bhaved vaśyaḥ śanaiḥ śanaiḥ | tathaiva sevito vāyur anyathā hanti sādhakam»)41. Еще один яркий пример – практика khecarīmudrā, которая подробно описана в «Кхечари-видье»: «Практику необходимо выполнять последовательно, а не сразу. Тело того, кто пытается сделать все за раз, разрушается. Поэтому практика должна быть очень постепенной…» («śanair eva prakartavyam abhyāsaṃ yugapan na hi | yugapad yaś caret tasya śarīraṃ vilayaṃ vrajet | tasmāc chanaiḥ śanaiḥ kāryam abhyāsaṃ varavarṇini» (1.54-55, пер. Mallinson 2007: 119). Наконец, определение Хатха-йоги как «силового преодоления» опровергается «Хатха-йога-прадипикой» (1.15), по которой напряжение (prayāsa 42) – один из шести факторов, губительных для Хатха-йоги43.

Определение HA-ṬHA

Если отложить в сторону концепцию силового напряжения в Хатха-йоге, то остается два возможных варианта. Либо слово «сила» в Хатха-йоге относится не к силовому напряжению , а к чему-то другому, либо слово haṭhа имело дополнительное значение, не основанное на значении его корня. Возможно, во избежание разночтений понятия «силы» в Хатха-йоге, многие современные книги по йоге предпочитают так называемое «эзотерическое определение»44, основанное на значениях слогов ha и ṭhа45. Это «эзотерическое» значение стало известно на Западе в XIX веке благодаря Srisa Chandra Vasu, который во вступлении к своему знаменитому английскому переводу «Гхеранда-самхиты» (1895: xxii) написал:

«Еще одно объяснение – более позднее – гласит, что Хатха-йога означает йогу (союз) ha (солнца) и ṭha (луны); или же союз vāyu (потоков) prāṇa и apāna«.

В пользу такого метафизического определения названия Хатха-йоги есть косвенные основания46. Начнем с того, что понятие взаимосвязи является центральным в Хатха-йоге, а в одном из самых ранних текстов «Амрита-сиддхи» есть определение Йоги как союза солнца и луны47. И хотя в «Амрита-сиддхи» термин haṭhаyoga отсутствует, как и нет в ней корреляции между Солнцем с Луной и слогами ha и ṭhа, в тантрический литературе, например, «Джайя-дратха-ямале»48 и комментариях Кшемараджи к «Нетра тантре»49, есть места, когда слог ṭhа означает Луну. Также  в средневековом вайшнавском тантрическом тексте Панкаратры» Джаякхья-самхите» есть место, где солнце отождествляется со  вдохом и слогом ha50. Фактически, в «Джайя-дратха-ямале» и «Тантралоке» Абхинавагупты тоже можно найти примеры того, как солнце и луна связываются со вдохом и выдохом51. Учитывая эти примеры, можно было бы ожидать, что определение на основе ha-ṭhа станет распространенным в ранних текстах по Хатхе, но встретить его можно лишь в одном тексте – «Йога-бидже» (148-149)52:

«Солнце известно как слог ha, а луна как слог ṭhа. В честь союза солнца и луны [так] была названа Хатха-йога (hakāreṇa tu sūryo ‘sau ṭhakāreṇendur ucyate | sūryācandramasor yogād haṭhayogo ‘bhidhīyate)».

Автором «Йога-биджи» считается Горакшанатха, и если это так, то текст датируется XII или XIII веком и, таким образом,входит в число самых ранних текстов по Хатхе53. Так он атрибутирован и в издании «Йога-биджи» Горатханатх Мандира», и в издании Dr. Brahmamitra Awasthi54. Однако, как замечает Mallinson, нет никаких подписей (колофонов, выходных данных), которые бы подтверждали авторство Горакшанатхи55. Более того, если авторство Горакшанатхи установлено исключительно на заключениях представителей секты Натхов, то оно является спорным, поскольку они известны склонностью приписывать тексты по йоге своему Гуру-основателю. Пример тому «Аманаска-йога», которую не мог написать Горакшанатха, если верно то, что он был учителем Хатха-йоги56. Многочисленные цитаты из «Йога-биджи» в сборнике Натхов, именуемом «Горакшасиддхантасанграха» (напр., стр. 24-25), подтверждают, что Натхи обращались к тексту «Йога-биджи» в XVIII веке. Что же касается содержания «Йога-биджи», то, как подтверждает Mallinson (2008: 9), многие из ее стихов заимствованы из ранних текстов по хатхе: «Таким образом, «Йога-биджа» является в определенной мере компиляцией, и нельзя с уверенностью назвать ее первоисточником шлок (стихотворный размер), которые она делит с «Хатха-йога-прадипикой»». Следовательно, то, что «Йога-биджа» входит в число самых ранних текстов по Хатхе, маловероятно. И поскольку это самый древний источник, где встречается определение «ha-ṭhа», можно предположить, что оно появилось через несколько столетий после становления Хатха-йоги57.

Первые упоминания термина HAṬHAYOGA

Если допустить, что определение со слогами ha-ṭhа появилось постфактум, то есть и другой вариант происхождения названия:  оно возникло потому, что Йога была «сильной» в другом смысле, не в значении «напряженного усилия». Для того чтобы разобраться, как основатели Хатха-йоги могли понимать проявление силы в своей практике, мы детально изучим самые ранние определения термина haṭhаyoga и все примеры силового воздействия в текстах по Хатхе, обозначенные такими словами, как «haṭhena» и «balāt».

В исследованных нами текстах термин haṭhаyoga впервые появляется в восемнадцатой главе буддийской тантры под названием «Гухьясамаджа-тантра» (XVIII век [58]), в контексте достижения опыта видения (darśana). Если практикующему не удается достичь его после трех попыток выполнения методик, описанных в тантре, в течение шести месяцев подряд, то он должен прибегнуть к Хатха-йоге, которая приносит пробуждение (bodhi) и совершенство знания (jñānasiddhi)59. К сожалению, «Гухьясамаджа-тантра» не определяет и не поясняет свою Хатха-йогу; и так же размыты похожие упоминания Хатха-йоги в других буддийских экзегетических трудах, таких как «Секанирдеша» и «Чатурмудранвая», которые приписываются Адвайяваджре (X-XI вв.60). В «Калачакра-тантре» (X-XI вв.) для обозначения Хатха-йоги используется слово «haṭhena»61, а в комментариях Пундарики к ней, «Вималапрабхе»а (XI-й век), дается первое определение Хатха-йоги62. Это определение дословно повторено в «Саданга-йоге» Анупамаракшиты63, «Секоддешатике» Наропы64, и «Амрита-канике» Равишриджняны65 и звучит оно следующим образом:

«Итак, вот объяснение Хатха-йоги. И вот, когда несменяющийся момент не наступает из-за неудержимости дыхания жизни, [несмотря на то, что] образ увиден с помощью (метода – прим.пер.) отстранения и подобных , тогда [йогин] – после того, как он пропустил интенсивный поток воздуха по центральному каналу с помощью […] упражнений со звуком – может осознать несменяющийся момент в отсутствии вибраций, удерживая бинду боддхичитты в драгоценном камне-ваджре, помещенном в лотосе мудрости. Это и есть Хатха-йога.

(idānīṃ haṭhayoga ucyate | iha yadā pratyāhārādibhir bimbe dṛṣṭe saty akṣarakṣaṇam notpadyate ayantritaprāṇatayā tadā nādābhyāsād dhaṭhena prāṇaṃ madhyamāyāṃ vāhayitvā prajñābjagatakuliśamaṇau bodhicittabindunirodhād akṣarakṣaṇaṃ sādhayen niḥspandeneti haṭhayogaḥ)»66.

В приведенном выше определении присутствуют три признака, по которым его можно соотнести с Хатха-йогой более поздних текстов. Во-первых, практика включает в себя проведение prāṇa через madhyamā – термин, который в текстах по Хатхе использовался для обозначения suṣumna-nādi67. Техники проведение prāṇa через входное отверстие suṣumna68, удержание prāṇa в suṣumna69 и обеспечение циркуляции prāṇa в suṣumna70 упоминаются в «Хатха-йога-прадипике» как предназначенные для вхождения в пустоту (śūnya) или samādhi (manonmanī)71. Во-вторых, есть упоминание практики nāda, которая присутствует во многих текстах по Хатхе72, в частности, в «Хатха-йога-прадипике» (см. 4.81-102) и некоторых «Йога Упанишадах»73. И наконец, составное слово bodhicittabindunirodhā, которое в контексте традиции буддийской Калачакры, скорее всего, означает удержание капель половой жидкости74, присутствует в Хатха-йоге в форме bindudhāraṇā («сохранение половых жидкостей»75) и достигается при помощи практик, таких, как vajrolīmudrā76. Хотя соединение bindunirodhā в других текстах отсутствует , слово nirodha в них используется77. Также важна связь между практикой nāda и удержанием bindu в «Вималапрабхе», потому что в текстах по Хатхе эти два слова иногда используются вместе. Например, в «Хатха-йога-прадипике» практика amarolīmudrā (вариант vajrolīmudrā 78), которая соединяет мужскую и женскую жидкости, выделяемые половыми органами, трансформирует женскую nāda в состояние bindu79, а «Амрита-сиддхи» пишет, что йогин должен завершить «единение» при помощи nāda, bindu и citta (сознания)80.

В текстах по Хатхе понятие принудительного (haṭhena) направления дыхания по центральному каналу как таковое выражено не было. В тех немногих случаях, когда слово haṭhа или его эквивалент bala используются в форме наречий (т.е. haṭhāt/haṭhena)81, они относятся к «принудительному» поднятию kuṇḍalinī, apānavāyu или bindu. Например, mūlabandha «принудительно» (haṭhāt) заставляет apāna, стремящуюся вниз, двигаться вверх. В другой строфе, посвященной mūlabandha, анус прижимается пяткой и йогин принудительно (balāt) «вытягивает» дыхание наверх82. Что касается kuṇḍalinī, то ее следует захватить принудительно (balāt83), пробудить ото сна и с силой (haṭhāt) заставить подняться вверх при помощи практики śaticālana84. Если bindu спускается вниз в пламя, пылающее в животе, его необходимо удержать (nirodha) и принудительно (haṭhāt) поднять вверх при помощи практики yonimudrā 85. В этом контексте становится очевидным, что «сила» в Хатха-йоге означает принуждение того, что обычно движется вниз (т.е. apāna, bindu) или пребывает в спящем состоянии (kuṇḍalinī), двигаться вверх.

В «Вивека-мартанде» наречие haṭhāt встречается только дважды, и в обоих случаях речь идет скорее о том, что техники Хатха-йоги дают сильный эффект, а не требуют силы. В первом случае йогин выполняет khecarīmudrā и, медитируя на kuṇḍalinī, пьет жидкость (jala), которая вытекает из лотоса с шестнадцатью лепестками, расположенного в голове, и добывается с применением усилия (haṭhāt)86. Здесь комбинация из трех техник (т.е. khecarīmudrā, медитация и, возможно, некая prāṇāyāma87) позволяет йогину путем приложения усилия сберечь свой нектар, который иначе мог бы вытечь. Во второй раз наречие haṭhāt появляется в стихе, который в дальнейшем был заимствован как минимум пятью Хатха-текстами88. В нем говорится: «Как человек может с силой (haṭhāt) открыть дверь, имея ключ, так и йогин распахивает дверь освобождения при помощи kuṇḍalinī» (udghāṭayet kapāṭaṃ tu yathā kuñcikayā haṭhāt | kuṇḍalinyā tathā yogi mokṣadvāraṃ prabhedayet). Как замечает Брахмананда89, самым главным словом в этом стихе является haṭhāt, потому что используется и в прямом значении, и как образ. Он понимает haṭhāt как одновременно и balāt, и haṭhābhyāsāt, в том смысле, что практика Хатха-йоги заставляет подняться kuṇḍalinī, которая, как ключ, заставляет двери освобождения распахнуться. В сочетании с другими образами, которые используются для передачи эффекта Хатха-йоги на kuṇḍalinī, например, палки (daṇḍa), которая бьет змею («Хатха-йога-прадипика» 3.10, 3.67), рисуется картина, что сила Хатха-йоги – это силовое воздействие, которое ее практика оказывает на kuṇḍalinī.

Хатха-йога в Шива-тантрах

В Шива-тантрах haṭhayoga упоминается гораздо реже, чем в буддийских тантрах90. Можно было бы ожидать большего числа упоминаний, учитывая,  что ее шиваитские корни подтверждаются несколькими Хатха-текстами, которые называют Адинатху (Шиву) ее учителем-основателем91. Более того, существуют ранние Шива-тантры, в которых присутствуют целые фрагменты, посвященные йоге, которые по своей стилистике и терминологии напоминают Хатха-тексты92. Также в Шива-тантрах иногда используется слово haṭha в названиях типов практики (haṭhasādhana)93, горения (haṭhapāka)94 и собирания (haṭhamelaka/ melāpa)95 – которые, как можно предположить, могли вдохновить основоположников шиваизма назвать свою систему йоги haṭha, веря в ее чрезвычайную действенность и силу. Факт очень редкого употребления термина haṭhayoga в Шива-тантрах наталкивает на мысль о том, что истоки названия следует искать в другом месте; но также возможно и то, что йогины-шиваисты, такие как Сватмарама, взяли название из более раннего источника Шиваизма, в настоящее время утраченного. И хотя самые ранние известные нам упоминания о haṭhayoga мы находим в буддийских тантрах, не следует забывать о том, что в них она играет второстепенную роль, потому что практиковать ее рекомендовалось тогда, когда все остальные техники не приносили результата96. Из этого можно сделать предположение, что буддисты-тантрики также взяли название из более раннего источника.

Появление HAṬHAYOGA в источниках Веданты

Помимо того, что упомянутые выше буддийские тантры дают некоторое представление о том, какой была Хатха-йога до появления текстов по Хатхе,  они наводят на мысль, что Хатха-йога могла служить вспомогательной или предварительной практикой, прежде чем стала самостоятельной традицией йоги. Дальше я покажу, что эту мысль подкрепляют некоторые ведантические источники и несколько ранних текстов по Хатхе, в которых Хатха-йога назначалась для практики студентам, так сказать, второго эшелона, не способным к практикам продвинутой йоги. Однако, как и буддистские тантры, эти ведантические тексты не дают четкого определения Хатха-йоги, хотя комментарии ведантического деятеля XIV века Видьяраньи позволяют предположить, что он понимал ее как Йогу Патанджали.

Раджа-йога часто оттесняла Хатха-йогу на второстепенный план. Пример тому – средневековый ведантический текст «Апарокша-нубхути», авторство которого приписывают Ади Шанкарачарье97. Датирование этого текста VIII веком кажется сомнительным98, однако он может быть написан в период до XIV века, если Видьяранья, который написал комментарий к ней под названием «Дипика», – это тот же самый Видьяранья, который является автором Дживанмукти-вивеки99. В «Апарокша-нубхути» (102-3) описана система Раджа-йоги и пятнадцать  вспомогательных техникам (tripañcāṅga): восемь техник из Йоги Патанджали и другие, такие как mūlabandha, dṛksthiti и т.д. В двух финальных стихах «Апарокша-нубхути» говорится, что Раджа-йога предназначена для учеников, которые преданы Гуру и Богам и имеют незамутненный разум (paripakvaṃ manaḥ), а тем, кто лишь частично устранили свои «недостатки» (kiñcitpakvakaṣāya100), Раджа-йогу следует сочетать с Хатха-йогой.

Такая интерпретация вспомогательных техник в «Апарокша-нубхути» имеет мало общего с их значением как в Йоге Патанджали, так и в любом средневековом тексте по йоге. Хотя «Дипика» не раскрывает деталей Хатха-йоги, она объясняет различия между Раджа-йогой и Хатха-йогой. Раджа-йогу она называет йогой веданты, независимой от Йоги Патанджали101, а Хатха-йогу – той самой знаменитой Аштанга-йогой, которой обучал Патанджали102. Определение Хатха-йоги как Йоги Патанджали может быть отличительной особенностью работы Видьяраньи, и для того, чтобы понять распространенность этой точки зрения в средневековой литературе Веданты, необходимо провести дополнительное исследование103. В своей «Дживанмукти-вивеке» он определяет Хатха-йогу как йогу «усилия, сделанного человеком», которая включает в себя такие практики, как prāṇāyāma и pratyāhāra. Учитывая, что в других местах при обсуждении prāṇāyāma и pratyāhāra Видьяранья цитирует «Йога-сутру» Патанджали, можно сделать вывод, что он объединил воедино Йогу Патанджали и термин «haṭhayoga»104.

Развивая идею «Апарокша-нубхути» о подчиненной позиции Хатха-йоги в отношении Раджа-йоги, Видьяранья подробно объясняет, почему спокойная йога (mṛduyoga) является более предпочтительной, чем Хатха-йога. На протяжении всего текста «Дживанмукти-вивеки» он цитирует «Лагху-йога-васиштху», очевидно осознавая, что этот текст дает смутные представления о Хатха-йоге105: она упоминается в нем, но ее определение не дается, как и в «Гухьясамаджа-тантре» и «Апарокша-нубхути»(5.6.86/92)106. В тексте не описаны признаки «силового воздействия», о котором в нем говорится, хотя здесь важно отметить, что некоторые комментаторы, такие как Атмасукха в своей «Васиштха-чандрике» (5.686/92) перевели его как Хатха-йога. Таким образом, «Лагху-йога-васиштха», возможно, является самым ранним случаем употребления термина haṭhayoga с негативной коннотацией чего-то, что является причиной страдания (duḥkhada)107.

Два значения Раджа-йоги

Однако критическое отношение к Хатха-йоге, которое можно найти у Видьяраньи и в «Лагху-йога-васиштхе», меркнет в сравнении с тем, которое развернула Раджа-йога, берущая начало из тантрического Шиваизма и сильно отличающаяся от Раджа-йоги из «Апарокша-нубхути». Она появилась ранее XII века в тексте, называемом «Аманаска-йога», и рьяно противопоставлялась техникам Хатха-йоги, провозглашая себя простым и не требующим усилий путем к прижизненному освобождению (jīvanmukti).

Здесь стоит отступить от темы, чтобы пояснить, что в истории средневековой йоги термин rājayoga приобрел известность примерно в то же время, что и haṭhayoga (т.е. в период с XII по XV века), в таких текстах как «Апарокша-нубхути», «Аманаска-йога»108, «Даттатрея-йога-шастра», «Амараугхапрабодха», «Шарнгадхарападдхати», «Йога-биджа» и «Хатха-йога-прадипика»109. Во всех указанных текстах rājayoga и haṭhayoga фигурируют вместе110, причем rājayoga – в двух различных контекстах. В первом Раджа-йогой обозначается йога, отличная от Мантра-, Лайя- и Хатха-йоги, – в таких текстах, как «Даттатрея-йога-шастра» (9), «Йога-биджа» (143) и «Амараугхапрабодха» (3). В этом контексте Раджа-йога является практикой samādhi 111, а оставшиеся три йоги – практикой своих собственных техник (например, Мантра-йога практикует mantras, Лайя-йога – saṅketas112, а Хатха-йога – свои вспомогательные техники). «Аманаска-йога», которая базируется на практике amanaska (т.е., samādhi), тоже называется Раджа-йогой, потому что является «царем (rāja) всех йог» и дает человеку возможность достичь бессмертного Высшего Я, которое является «великим царем» (rājānaṃ dīpyamānam)113. Во втором контексте слово rājayoga – просто синоним (ekavācaka) слова samādhi, как это четко указано в «Хатха-йога-прадипике»114. Оно означает не тип йоги, а состояние (pada)115, которое является недвойственным116 и соотносится с четвертой ступенью йоги – niṣpatti117. Тот факт, что многие тексты по йоге используют термин rājayoga и как название вида йоги, и как синоним слова samādhi, не создает противоречия, потому что как вид йоги она преимущественно основана на практике samādhi118. Соединение воедино Раджа-йоги и Йоги Патанджали – намного более поздний феномен, вероятно берущий начало от авторов позднесредневековых сборников по йоге и комментаторов «Йога сутры», которые приравняли asaṃprajñāsamādhi Патанджали к Раджа-йоге. Хороший пример тому можно найти в «Йога-чинтамани» Шивананды (рукопись 9784, том 6):

«В [этом состоянии] вообще ничего не познается. Поэтому это и есть asaṃprajñāsamādhi. Оно [также] называется nirbīja, nirvikalpa, nirālamba и Раджа-йога (na tatra kiṃcid saṃprajñāta ity asaṃprajñātaḥ samādhiḥ ayam ca nirbīja iti nirvikalpa nirālamba iti rājayoga iti cicyate)».

Похоже, и «Виджняна Бхикшу»119, и «Нараяна Тиртха»120 понимают Раджа-йогу как samādhi или внутренние вспомогательные техники (aṅga), которые противопоставляются внешним. Разделение Йоги Патанджали на Хатха- и Раджа-йогу продолжилось в XIX веке. Например, в предисловии к своей книге «Раджа Йога, или Практическая метафизика Веданты», Dvivedi (1885: 43) так комментирует Йогу Патанджали: «Эта йога рассматривалась более поздними авторами с двух различных точек зрения – и это привело к разделению ее на Хатха (физическую) и Раджа (интеллектуальную) йогу…»121.

Превосходство Раджа-йоги над Хатха-йогой

Именно в контексте Раджа-йоги как системы йоги наиболее прямолинейно утверждается ее превосходство над Хатха-йогой, в частности, в тех текстах, в которых Раджа-йога представлена как самодостаточная система. «Апарокша-нубхути» фокусируется исключительно на Раджа-йоге, а Хатха-йогу представляет только как необъясненное ее дополнение (отсюда и замечание Видьяраньи о том, что Раджа-йога «независима» от Хатха-йоги). В «Аманаска-йоге» техники Хатха-йоги отрицаются, потому что считается, что для достижения освобождения достаточно одной лишь практики samādhi. Хатха-йога обеспечивает взаимосвязь между сознанием и дыханием122, а практика śāmbhavīmudrā вызывает не-размышляющее состояние (т. е. amanaska/ samādhi)  – соответственно, нет необходимости останавливать дыхание после того, как не-размышляющее состояние уже достигнуто123. При этом «Аманаска-йога» не просто считает техники Хатха-йоги излишними, но и критикует идею того, что йога требует контроля и усилия124. Согласно такому подходу Раджа-йоги, все, что нужно делать йогину – это почитать гуру, сидеть в удобном положении и сохранять полное спокойствие (suniścala), устремив взгляд в пустоту на расстоянии вытянутой перед собой руки125. Тело при этом расслаблено (śithila)126, и разум волен блуждать, где ему угодно. В конце концов, взгляд становится направленным внутрь, а сознание само по себе рассеивается127.

Если и «Апарокша-нубхути», и «Дживанмукти-вивека» таки оставили дверь для Хатха-йоги приоткрытой, то «Аманаска-йога» ее захлопнула. Степень сопротивления Хатха-йоге со стороны «Аманаска-йоги» можно продемонстрировать, сравнив два приведенных ниже стиха. Первый – строфа из «Лагху-йога-васиштхи», которая в «Дживамукти-вивеке» цитируется как утверждение, относящееся к Хатха-йоге:

«Как норовистым слоном в колее нельзя управлять без прута, так и сознание невозможно контролировать без использования метода [сдерживания] (aṅkuśena vinā matto yathā duṣṭam ataṅgajaḥ | vijetuṃ śakyate naiva tathā yuktyā vinā manaḥ)».

Однако, в «Аманаска-йоге» (2.27) видим:

«Как слон, не понукаемый прутом, останавливается, получив желаемое, так и сознание, не имея препятствий, растворяется само по себе (yathā niraṅkuśo hastī kāmān prāpya nivartate | avāritaṃ manas tadvat svayam eva vilīyate)128».

Представление о том, что Раджа-йога не требует усилий, а Хатха-йога требует напряжения, сохранялось на протяжении многих веков после «Аманаска-йоги» и, вероятно, нашло свое наиболее краткое выражение в «Раджайогабхе»:

«Йоги, о которых говорилось ранее, выполняются с напряжением тела, (тогда как) эта (Раджа-йога) без усилий дает смысл человеческой жизни в виде освобождения (pūrvoktā yogā dehaprayāsakārāḥ | ayaṃ tu nirāyāsena mokṣarūpapuruṣārthapradaḥ)129».

В свете «второстепенного» положения Хатха-йоги как вспомогательной практики, такая позиция могла бы стать эффективным оружием в руках тех, кто стремился повысить популярность Раджа-йоги за счет сравнения с Хатха-йогой. И, возможно, именно благодаря риторике «эффективности без усилий» Раджа-йоги, Хатха-йога как йога, требующая усилий, была отвергнута теми, кто не принадлежал к ее традиции.

Взаимоотношения между Хатха- и Раджа-йогой в ранних текстах по йоге

Несмотря на упомянутое соперничество, Хатха- и Раджа-йога «сочетались» в четверной системе йоги. Четыре текста из подборки ранних текстов по йоге, которые были использованы в данном исследовании, сохранили в себе эту систему, состоящую из Мантра-, Лайя-, Хатха- и Раджа-йоги. В трех текстах установлена четкая иерархия между четырьмя системами йоги, на вершине которой стоит Раджа-йога. Пожалуй, самый ранний источник, «Даттатарея-йога-шастра», утверждает, что Раджа-йога является лучшей из упомянутых йог130, и, после описания различных техник Хатха-йоги, указывает, что после их выполнения начинается Раджа-йога  и никак не наоборот131. В «Амараугхапрабодхе» Лайя-, Мантра- и Хатха-йога изучаются исключительно с целью достижения Раджа-йоги132, а в «Йога-бидже» четыре йоги приводятся в порядке последовательности их практики133Таким образом, все три указанных текста утверждают как превосходство Раджа- над Хатха-йогой, так и зависимость Раджа-йоги от трех других. Что же касается вопроса, зачем эти четыре йоги были сведены в одну иерархическую структуру, то на основании «Даттатарея-йога-шастры» (9-10) можно сделать вывод, что они связаны с четырьмя состояниями сознания (avasthā) йоги (ārambha, ghaṭa, paricaya, niṣpatti), но связь между ними не ясна. Раджа-йога соотносится с четвертым состоянием, niṣpatti134; однако не утверждается, что первые три йоги являются средством достижения первых трех состояний соответственно . Более вероятно, что такая иерархия четырех йог была основана на четырех типах учеников. Это наиболее явно подтверждается в «Амараугхапрабодхе», которая предписывает занятия Мантра-йогой слабому (mṛdu) ученику, Лайя-йогой – среднему (madhya), Хатха-йогой – способному (adhimātra) и, предположительно, Раджа-йогой – более чем способному (adhimātratara)135.

Включение Раджа-йоги в состав Хатха-йоги

Именно Сватмараме можно поставить в заслугу прекращение соперничества, разделившего в свое время Хатха- и Раджа-йогу. В своей «Хатха-йога-прадипике» он объединил Хатха- и Раджа-йогу в полную систему йоги, в которой практика Хатха-йоги ведет к состоянию Раджа-йоги136. И действительно, он четко дает понять, что Раджа-йога недостижима без практики Хатха-йоги, а без достижения Раджа-йоги занятия Хатха-йогой бессмысленны137. Заимствуя строки из текстов и по Раджа-, и по Хатха-йоге, он совместил базовые теории и техники Раджа-йоги (в частности, śāmbhavīmudrā) с огромным количеством техник Хатха-йоги. Как бы желая залечить былой разрыв между Хатха- и Раджа-йогой, Сватмарама использовал слово amanaska в качестве синонима к samādhi 138 и включил целый ряд строф из «Аманаска-йоги» о śāmbhavīmudrā, laya и взаимозависимости сознания и дыхания139. В высшей степени иронично, что строфы из «Аманаска-йоги» о сознании и дыхании, на основании которых она отвергала Хатха-йогу как ненужную, Сватмарама использовал для аргументации в пользу практики prāṇāyāma:

«Когда движется дыхание, движется сознание, а при остановке дыхания сознание замирает. [Для того, чтобы] прийти к состоянию обездвиженности, йогин должен сдержать дыхание (cale vāte calaṃ cittaṃ niścale niścalaṃ bhavet | yogi sthāṇutvam āpnoti tato vāyuṃ nirodhayet)». «Хатха-йога-прадипика» 2.2.

Выводы

Как одна из четырех йог, Хатха-йога отличалась от Мантра-, Лайя- и Раджа-йоги практиками āsanas, prāṇāyāma и mudrās (одной или несколькими из своих десяти мудр). Например, в «Амараугхапрабодхе» дано лаконичное определение Хатха-йоги как практики остановки дыхания140 и описание mahāmudrā, mahābandha и mahāvedha. Лексическое определение ha и ṭha, которое дает «Йога-биджа», схоже с тем, как «Амараугхапрабодха» определяет Хатха-йогу через prāṇāyāma; однако, если предположить, что термин «haṭhayoga» является синонимом prāṇāyāma, то не учитывается важность десяти mudrā  как отличия Хатха-йоги от других практик prāṇāyāma, которые можно найти и в классических «Упанишадах», и в эпической литературе, и в «Дхарма-шастрах», и в буддийских и «Шайва-тантрах» и т.д.141. На самом деле еще со времен «Даттатрея-йога-шастры» десять mudrās являются характерной чертой Хатха-йоги и служат для ее отличия от всех других йог.

Возрождение Хатха-йоги произошло на том этапе, который можно назвать завершением второй фазы формирования текстуальной истории йоги. Первая фаза, связанная с появлением множества разнообразных йоговских практик  в раннем буддизме, основных Упанишадах142 и эпической литературе143, достигла кульминации в «Йога сутра» Патанджали. В этом тексте философия и практика были логически последовательно объединены в  систему, известную как «йога», благодаря чему она  впоследствии стала одной из шести школ индийской философии, со своей собственной традицией комментирования. Вторая фаза формирования ведет свое начало от дотантрических сект, таких как пашупаты144, и ее развитие не связано с комментаторской традицией «Йога сутры» (хотя она, безусловно, испытала на себе влияние Йоги Патанджали). Техники йоги были включены в индуистские и буддийские тантры как один из путей к освобождению, альтернативный инициации (dīkṣa) и гнозису (jñāna), или, как в «Абхинавагупте»,  была подчинена гнозису (Васудева, 2004: 237). К XII веку появились тексты по йоге, которые позиционировали практику йоги как основной путь к освобождению, а сама практика сопровождалась радикально упрощенной тантрической метафизикой145. Однако их терминология и практика были ближе к тантрической йоге, чем к Йоге Патанджали146. Некоторые из этих текстов включали в себя четыре типа йоги (Мантра-, Лайя-, Хатха- и Раджа-), которые, в конце концов, были объединены в написанной в XV веке «Хатха-йога-прадипике»147.

Очевидно, что при составлении «Хатха-йоги-прадипики» Сватмарама брал материал из многочисленных источников, посвященных различным системам йоги, таким как Аштанга-йога «Яджнявалкьи» и «Васиштхи», Раджа-йога из «Аманаска-йоги», Садангайога «Вивека-мартанды», Кхечари-видья «Адинатхи», Амрита-сиддхи «Вирупакшанатхи» и так далее. Он соединил их под названием Хатха-йога и, если судить по большому количеству рукописей «Хатха-йога-прадипики»148, ее многочисленным комментариям149 и большому количеству ссылок на нее в средневековых текстах по йоге150, она приобрела широкую известность и затмила многие типы йоги, существовавшие ранее. «Хатха-йога» стала общим названием для обозначения разнообразных типов йоги из «Хатха-йога-прадипики». Однако более конкретное значение термина можно найти в буддийских тантрических комментариях X-XI веков, и оно подтверждается результатами исследования  упоминаний слова haṭha в средневековых текстах по йоге, предшествующих «Хатха-йога-прадипике». Вопреки метафизическому определению названия «Хатха-йога» как «союза солнца (ha) и луны (ṭha)», более правдоподобно, что происходит от слова «сила». Описание усилия при перемещении kuṇḍalinī, apāna или bindu по центральному каналу вверх говорит о том, что «сила» Хатха-йоги характеризует эффект от ее техник, а не усилие, необходимое для их выполнения.

Примечания

1 Датировка дана ориентировочно, для помощи в прочтении статьи.

2 Датировка текста основана на оценке тибетской рукописи, которую дал Schaeffer (2003: 517).

3 Ввиду прямых цитат, terminus a quo (нижней, самой ранней границей датирования, исходной точкой – прим.пер.) «Амараугапрабодхи» может быть либо вторая глава «Аманаска-йоги», либо же, как предполагает Mallinson (2008: 9), «Амрита-сиддхи». Что касается terminus ad quem (верхней границы)(), см. Bouy 1994: 19.

4 terminus ad quem «Даттатрейя-йога-шастры» является «Шарнгадхарападдхати» (Mallinson 2008: 3).

5 Mallinson 2007: 4.

6 Mallinson 2011: 262-63.

7 Sternbach 1974: 17.

8 Исследовательский департамент института Кайвальядхама (2005: 30-22) обосновывает датировку «Васиштха-самхиты» от «Йога-яджнавалкьи» до XII века.

9 terminus ad quem «Вивека-мартанды» является «Кхечари-видья» (Mallinson 2007:4) или «Шарнгадхарападдхати» (Bouy 1994: 25). По поводу разницы в названиях и отличий в текстах «Вивека-мартанды» и «Горакша-шатаки», см. Bouy 1994: 18, 22-24, 83 н.355, и Mallinson 2007: 166. Я следовал принятому Mallinson условному правилу (2008: 5-6) использовать название «Вивекамартанда» для обозначения текста, найденного под всеми указанными названиями.

10 terminus ad quo «Йога-яджнавалкьи» является «Васиштха-самхита» (см.пр.8). Bouy (1994: 84) обнаружил в «Сарвадаршанасанграхе» цитату из «Йога-яджнавалкьи», которая дает основание считать XIV век terminus ad quem.

11 Датировка «Йога-биджи» подробно обсуждается ниже.

12 Bouy 1994: 81-86.

13 Основное внимание в  данном исследовании уделено ранним текстам по Хатха-йоге. Список поздних источников по Хатха-текстов не исчерпывающий, так как включает в себя лишь самые известные тексты, написанные после «Хатха-йоги-прадипики», и те, которые актуальны для данного исследования. Определить корпус поздних Хатха-текстов не просто, так как после «Хатха-йоги-прадипики» многие тексты, посвященные йоге, синтезировали Хатха-йогу с другими традициями, такими как Йога Патанджали (напр., «Йога-чинтамани» и «Юктабхавадева»), Адвайта-ведантой (напр., поздняя редакция различных упанишад йоги, таких как «Тришикхи-брахман-упанишада», «Вараха-упанишада», «Йога-кундалини-упанишада», «Йога-таттва-упанишада» и т.д.), Бхакти и Пуджи (напр., «Шива-йога-дипика») и так далее. Кроме того, сборники, такие как «Упасана-сара-санграха» и «Йога-сара-санграха» (см. копии Французского института Pondicherry, Т0859 и Т095b соотв.), которые содержат в себе некоторые материалы из ранних текстов по Хатха-йоге, с трудом поддаются классификации. Среди прочих трудов, которые можно было бы включить в антологию поздних текстов на основании упоминания в них Хатха-йоги, можно назвать следующие: «Йога-маргапрака-шика», «Бинду-йога», «Брихад-йога-сопана», «Хатхайога-самхита», «Юктабхавадева», «Хатха-йога-сандхья», «Йога-карника», «Саткармасанграха», «Кумбхака-паддхати» и т.д. Исключить можно те упанишады, которые не содержат в себе учения Хатха-йоги (напр., «Теджа-бинду-упанишада», «Адваятарака-упанишада» и т.д.), и тексты, которые апеллируют, скорее, к доктрине Натхов, чем к Хатха-йоге, такие как «Сиддха-сиддханта-паддхати» (XVII век) и «Горакша-сиддханта-санграха» (XVIII век).

14 См. Mallinson 2004: XIII–XIV.

15 См. Reddy 1982: введение.

16 Оба эти текста написаны Сундарадевой, сыном Говиндадевы (см. «Хатха-таттва-каумуди», стр. 721). Он также является автором «Хатха-санкета-чандрики» (см. Манускр. R3239, Правительственная библиотека восточных рукописей, Мадрас). Границу датировки terminus ad quo «Хатха-таттва-каумуди» можно соотнести либо с «Хатхаратнавали», либо с «Кумбхака-паддхати», которая, вероятно, является поздней работой по практикам prāṇāyāma.

17 См. Mallinson 2007а: х.

18 Bouy 1994: 77-77.

19 В выходных сведениях рукописи этот текст приписывается целому ряду различных авторов, в частности, Говинда-бхагават-пуджьяпаде, Нандишваре (Нандикешваре), Садашиве и, чаще всего, Шанкарачарье (Исследовательский департамент института Кайвальядхама 2005: 232-38). Вероятность того, что автором «Йога-таравали» является Ади Шанкара (VIII век), довольно мала, поскольку автор произведения пользовался материалом из «Аманаска-йоги», датируемой XII веком (напр., называет мудру śāmbhavīmudra как amanaskamudrā, а «Аманаска-йога» 2.67 = «Йога-таравали» 20). Кроме того, «Йога-таравали» упоминает три bandhas Хатха-йоги, kevalakubmhaka и nādānsandhāna, а также более чем одну линию преемственности Хатха-йоги (haṭheṣu), что указывает на то, что написана она была в те времена, когда Хатха-йога уже была хорошо развита (т.е. XV век или позже). Вероятно, что «Хатха-йога-прадипика» оказала влияние на «Йога-таравали», поскольку та поддерживает ее позицию о связи Хатха- и Раджа-йоги. В предисловии к своей редакции «Йога-таравали» (1987: 3) Бхаттачарья настаивает на том, что ни в одном произведении, написанном на санскрите до XV века, цитаты из данного текста не встречаются.

20 Упоминание о сидячей позе можно найти во всех текстах по Хатхе: большая часть из них подробно описывает одну или несколько сидячих асан, обычно padmāsana и siddhāsana. Другие асаны, не сидячие, описаны в «Васиштха-самхите», «Йога-яджнавалкье», «Хатха-йога-прадипике» и более поздних Хатха-текстах.

21 Большая часть ранних Хатха-текстов упоминает kumbhaka. В «Хатха-йога-прадипике» и поздних текстах выделяют восемь видов kumbhaka (т.е. sūryabhedana, ujjāyī, sītkārī, śītalī, bhastrikā, bhrāmarī, mūrccha и plāvini). Они являются предварительными упражнениями для kevalakumbhaka.

22 Исключением из этого являются «Васиштха-самхита» и «Йога-яджнавалкья», которые не учат выполнению каких-либо mudrā. В «Хатха-йога-прадипике» (3.6) десятью mudrā Хатха-йоги являются: mahāmudrā, mahābandha, mahāvedha, khecarī, uḍīyana, mūlabandha, jālandharabandha, viparītakaraṇi, vajrolī и śakticālana.

23 Четырьмя ступенями являются ārambha, ghaṭa, paricaya и niṣpattiХатха-йога-прадипика» 4.69-77).

24 В число ṣaṭkarma (которые обычно называются «очищающими практиками») входят: dhauti, basti, neti, trātṭaka, nauli и kapālabhāti Хатха-йога-прадипика» 2.21-38). Saṭkarma появляются в «Хатха-йога-прадипике» и упоминаются в поздних текстах по Хатхе (таких, как «Гхеранда-самхита»). В ранних текстах по Хатхе эти практики не встречаются.

25 Monier-Williams (1899: 1287) допускал, что этот корень «скорее всего, является искусственным». Turner (1966: 13942) считал, что haṭha происходит от «гипотетического» корня «haṭ», означающего «неистово двигаться или восклицать».

26 Панини (335) дает три возможных значения: haṭha plutiśaṭhatvayoḥ «в [значении] прыгать или быть нечестивым», а также haṭha balātkāra iti «действующий принудительно/насильственно».

27 prasahya tu haṭhārthakam (Амаракоша 2869).

28 Böhtling и Roth (1889: 250) – «силовая, связанная с сильными самоистязаниями форма йоги» (пер. с нем.)

29 Ниже приводятся ссылки на эти формы tapas, упомянутые в определении Monier-Williams. Они описываются не как практики Хатха-йоги, а как аскетические практики, выполняемые богами, царями, отшельниками, лесными жителями (vānaprasthāśrama), демонами и т.д., например, стояние на одной ноге (ekapāda): Курма-пурана 2.27.30, Матс-пурана 35.17 и т.д., удерживание поднятых рук (ūrdhabāhusthita): Бхагавата-пурана 7.3.2, Линга-пурана 1.69.76, Матс-пурана 171.1, и т.д.; вдыхание дыма (dhūmapa): Курма-пурана 2.27.31. Хочу поблагодарить доктора Thankar Manik из Университета Пуны за то, что поделилась главой о tapas из ее неопубликованной научной работы, которая побудила меня искать упоминания в пуранах.

30 Общую информацию об этих tapas-практиках можно найти у Clark 2006: 36-37 № 44. Их список из первоисточника приводит James Mallinson (2005: 109), который наблюдал за представителями Rāmānandi Tyāgīs, выполнявшими «некоторые» асаны Хатха-йоги после dhūnitap (т. е. «в жаркий летний полдень аскет сидит, окруженный кострами из тлеющего коровьего навоза»), и он добавляет: «обычно этим они занимаются после практики йоги».

31 Примеры этого можно также найти в книгах по индийской философии, написанных в последние годы. Например: «Многие практики, такие как различные формы самоистязания, стояния на одной ноге, удерживание поднятых рук, вдыхание дыма с головой, наклоненной вниз, прокалывание различных частей тела острыми инструментами и другие подобные этому, включены в Хатха-йогу. Это увеличивает энергичность тела, дает хорошее здоровье…» (Venus 2001: 144)

32 Возможно, некоторые из вышеупомянутых ученых предполагали, что асаны требуют большого напряжения или принудительного усилия на основании того, что для обычного человека их выполнение является довольно трудным. Однако практики йоги говорят, что асаны, после их освоения, перестают быть трудными. Например, в самой последней книге BKS Iyengar (2005: 265) писал: «Что я желаю отметить в отношении асаны, так это то, что положение должно быть комфортным и устойчивым. Устойчивость приходит только после того, когда заканчивается усилие… В моих асанах я вообще не напрягаюсь, мое напряжение окончилось давным-давно…» Понимание того, что асана требует минимального усилия, восходит к «Йога сутре» Патанджали, стр. 2.47 «[Положение становится удобным и устойчивым] путем расслабления усилия и единения [сознания] в безграничном [состоянии]» (prayatnaśaithilyānantasamāpattibhyām).

33 Эти ссылки на «Лагху-йога-васиштху» и «Аманаска-йогу» будут подробнее обсуждены в данной работе немногим позже. По вопросу цитирования см. ниже.

34 Хороший пример этой точки зрения приведен в «Сиддха-сиддханта-паддхати» 5.55b-59: «Не при помощи āsana … удерживания дыхания, удерживания mudrā, йоги… [и] не бесконечными методами и усилиями достигается высшее состояние. Отказавшись от всех этих телесных практик, достигшие совершенства люди пребывают в высшем состоянии, которое находится за пределами тела» (…na cāsanāt… prāṇadhāraṇāt…ma mudrādhāraṇād yogāt… nānantopāyayatnebhyaḥ prāpyate paramaṃ padam || tāni sādhanāni sarvāṇi daihikāni parityajya paramapade ‘daihike sthīyate siddhapuruṣair iti).

35 В Хатха-текстах слово haṭha чаще всего означает саму по себе Хатха-йогу. Например, haṭhasya prathamāṅgatvād āsanaṃ pūrvam cyate («Хатха-йога-прадипика» 1.17ab) «Будучи первой вспомогательной практикой Хатхи [йоги], āsana обсуждается первой». Встречаются также наречия с этим корнем:  haṭhena, haṭhāt; эти примеры мы изучим ниже.

36 По-видимому, именно это употребление можно найти в одной из строк, посвященных mūlabandha (3.62) из издания «Хатха-йога-прадипики» в Кайвальядхаме. Однако, для корректного прочтения данной строки см. сн.82.

37 Например, «Хатха-йога-прадипика» 1.45ab: «Тщательно уложив развернутую вверх стопу на бедро…» (uttānau caraṇau kṛtvā ūrusaṃsthau prayatnataḥ….); 3.17cd «[Mahāmudrā]) следует тщательно скрывать и не выдавать [каждому]» (gopanīyā prayatnena na deyā yasya kasyacit); 3.89cd «Таким образом, йогины должны тщательно оберегать свое семя и сознание» (tasmāc chukraṃ manaś caiva rakṣanīyam prayatnataḥ).

38 Например, «Хатха-йога-прадипика» 2.60 = «Горакша-шатака» 41cd-42аb: «Приняв полную Padmāsana, мудрый [йогин], шея и туловище которого выпрямлены вертикально, а рот [которого] закрыт, должен энергично выдыхать через нос (samyak padmāsanaṃ baddhvā samagrīvodaraḥ sudhīḥ | mukhaṃ saṃyamya yatnena prāṇaṃ ghrāṇena recayet).

39 Чаще всего в «Хатха-йога-прадипике» (например, 1.45, 2.8, 2.9, 2.11, 2.15, 2.24, 2.48, 2.49, 2.51, 2.69, 3.13, 3.21, 3.85, 3.86), но существуют также множество примеров употребления и в ранних текстах по Хатхе, в том числе в «Вивека-мартанде», «Даттатрея-йога-шастрре», «Кхечаривидье», «Йога-бидже» и «Васиштха-самхите». Из корпуса поздних текстов – «Гхеранда-самхита», «Шива-самхита», «Хатхаратнавали», «Хатха-таттва-каумуди» и т.д.

40 Описания mahābandhā появляются в самых ранних текстах, посвященных Хатхе («Амараугхапрабодха» 33 и «Даттатрея-йога-шастра» 27.123-24). Aśvinīmudra описана в «Гхеранда-самхите» 3.46.

41 «Хатха-йога-прадипика» 2.15. Этот стих часто цитируется. Его также можно найти в «Вивека-мартанде» 123 и двух более поздних «Йога упанишадах» (т.е. «Шандилья-упанишаде» 7.6 и «Йога-кудамани-упанишаде» 118). Предостережения против жесткого выполнения дыхательных практик также часто встречаются в поздних текстах по Хатха-йоге. Например, в своем комментарии к «Хатха-йога-прадипике» Брахмананда детально обсуждает этот аспект и цитирует приводимый ниже стих, не указывая его автора, в 2.49: haṭhān niruddhaḥ prāṇo ‘yaṃ romakūpeṣu niḥsaret | dehaṃ vidārayaty eṣa kuṣṭhādi janayaty api || «[Когда] дыхание останавливается резко и с силой, оно уходит через фолликулы волос. Это [действие] разрывает тело на куски, а также дает начало [болезням], таким как проказа».

42 Prayāsa может означать нагрузку, усилие, боль или сложность. В глоссарии Брахмананды (Джйотсна 1.15) prayāsa определяется как «деятельность, приводящая к усталости» (śramajananānukūlo vyāpāraḥ). «Хатха-йога-прадипика» (1.55) подтверждает то, что практика āsana и bandha не должна приводить к усталости: «Лучшие из йогинов, чья усталость исчезла во время (выполнения) поз и (внутренних) замков, таким образом должны практиковать очистку каналов (в теле)…» (evam āsanabandheṣu yogīndro vigataśramaḥ | abhyasen nāḍikāśuddhim…). На самом деле, практика śavāsana предназначена для снятия усталости (śavāsanaṃ śrāntiharam… 1.32с).

43 atyāharaḥ prayāsaś ca… ṣaḍbhir yogo vinaśyati («Хатха-йога-прадипика» 1.15). Брахмананда («Джйотсна» 1.15) называет эти шесть факторов «препятствиями» (pratibandha).

44 Остается непонятным, почему некоторые авторы, такие как Georg Feuerstein (2000: 118), назвали это определение «эзотерическим»; возможно, по причине его нечастого появления в Хатха-текстах, а также ввиду того факта, что он не базируется на корне (dhātu).

45 Это определение используется во многих книгах по современной йоге. Из примеров можно привести работы Earnest Wood (1962: 82), Swāmī Rāmdev (2005: 114), Christy Turlington (2003: 42), Susan Winter Ward и John Sirois (2002: xvii).

46 Такие слова для обозначения «соединения», как aikya и ekatva, появляются в корпусе ранних Хатха-текстов, в строках, которые описывают медитативную погруженность (samādhi) как «единение» всех противоположностей, «единение» индивидуального Я с вселенским Я, или же «единение» сознания с Я (например, «Горакша-шатака» 185-86). В «Вивека-мартанде» (78-80) наивысшее состояние достигается путем «соединения» солнца и луны, в этом случае под солнцем подразумевается как Шакти, так и менструальная кровь (rajas), а под луной имеется в виду Шива и сперма (bindu, śukra). «Единение» менструальной крови и семени достигается практикой śakticāla. В «Вивека-мартанде» 73-75 эта практика лишь упоминается, но не объясняется. (Подробно о путанице между практиками śakticāla/ śakticālana см. Mallinson 2007: 226-27). В «Хатха-ратнавали» (2.106-9) семя и менструальная кровь «объединяются» благодаря практике vajrolīmudrā. Mahābandha и mūlabandha относятся к практикам, которые способствуют «единению» (aikya) телесных потоков prāṇa и apāna, а mahāmudrā известна как «слияние» (ghaṭana) солнца и луны (см. «Вивека-мартанда» 62, 81 и «Шива-самхита» 4.42). Mahāvedha создает связь (saṃbandha) между луной, солнцем и огнем («Хатха-прадипика» 3.27), и в своем комментарии к этому стиху Брахмананда переводит луну, солнце и огонь как iḍā, piṅgalā и suṣumnānāḍī соответственно. В другом месте он определяет prāṇāyāma как «единение» солнца и луны (напр., «Джйотсна» 1.1), а в свете указанных выше ссылок оказывается, что именно mudrās (такие, как mūlabandha и т.д.), используемые при практике prāṇāyāma (напр., «Хатха-йога-прадипика» 2.45-46) отвечают за это, а не практика какого-либо конкретного вида kumbhaka. Ни один из восьми стандартных видов kumbhaka, о которых говорится в текстах по Хатхе (например, «Хатха-йога-прадипика2 2.44), не известен своей способностью вызывать единение двух указанных объектов. В действительности, основным средством объединения в Хатха-йоге, скорее всего, являются mudra.

47 candraṃ caiva yadā sūryo gṛhṇāti cābhramaṇḍalāt | anyonyam jāyate yogas tasmād yogo hi bhaṇyate||4.10|| «Когда солнце овладевает луной и уводит ее с небосвода, возникает союз одного с другой, и таким образом [это] зовется йогой». В «Амрита-сиддхи» есть руководство по контролю дыхания (vāyu) при помощи техник, таких как mahāmudrā, mahābandha и mahāvedha. Обзор этого текста можно найти у Shaeffer 2002.

48 Alexis Sanderson любезно поделился со мной следующей ссылкой. В «Джаядратха-ямале» глава под названием Varṇanāmapaṭala дает кодовое имя для каждой буквы алфавита. Строфа 31 приравнивает ṭha к полной луне (pūrṇacandra) (kūpavaktraṃ ṭhakāraṃ ca pūrṇacandraṃ ca vartulam | akhaṇḍamaṇḍalākāraṃ mayā te parikīrtitam). По вопросу датировки «Джаядратха-ямалы» см. Sanderson 2002: 1-2, где он говорит: «Фактически, самым ранним надежным доказательством существования «Джаядратха-ямалы» является цитата Кшемараджи, который процветал в период около 1000-1050 гг. н.э.» Таким образом, «Джаядратха-ямала» предваряет самые ранние тексты по Хатхе. По вопросу цитат Джаяратхи из этого текста, который он называет «Тантра-раджа-бхаттаракой», см. Sanderson 2007: 252-23.

49 śaśimaṇḍalaṃ ṭhakāram (комментарий Кшемараджи к «Нетра-тантре» 17.10-13ab).

50 sūryo hakāraḥ prāṇas tu paramātmā prakīrtitaḥ («Джаякхья-самхита» 6.56).

51 В главе Varṇanāmapaṭala из «Джаядратха-ямалы», стих 46, вдох (prāṇa) является одним из кодовых названий слога ha (haṃsaṃ śūnyaṃ tathā mahārāvaṃ mahākalā | mahācchāyā dvikubjaṃ ca hakāraṃ nāmabhiḥ smṛtam). См. также «Тантра-лока» 6.24с-27. Я благодарен Alexis Sanderson за предоставленные мне ссылки и за указание на то, что Абхинавагупта перефразирует потерянную «Триширо-бхайравa-тантру» Трики, которую Джаяратха цитирует в своем комментарии к этому отрывку.

52 Есть еще три других текста по Хатхе, где можно найти это определение: «Йогашикха-упанишада» (1.133), «Хатха-ратванали» (1.22) и «Хатха-таттва-каумуди» (55.29). Наиболее вероятным источником, из которого эти три текста взяли этот стих, является «Йога-биджа». Ясно то, что «Хатха-ратванали» является более поздней компиляцией (т.е. она часто ссылается на «Хатха-йога-прадипику» и цитирует ее, а также цитирует стихи из других текстов, таких как «Даттатрея-йога-шастра» и «Йога-яджнавалкья»). Она также заимствует стихи без цитирования их). (напр., «Хатха-ратванали» 4.25, 4.27 = «Аманаска-йога» 2.44, 2.9), «Хатха-ратванали» также заимствует из «Йога-биджи» (напр, «Хатха-ратванали» 1.8, 2.4ab = Йога-биджa 143 cd-144ab, 121 cd). Первая глава «Йогашикха-упанишады», в которой появляется определение ha-ṭha, является вторичной обработкой «Йога-биджи». И, наконец, «Хатха-таттва-каумуди» идентифицирует «Йога-биджу» в качестве источника этого определения. Справедливо отметить, что определение ha-ṭha очень известно в корпусе поздних текстов по Хатхе.

Mircea Eliade предполагал, что определение ha-ṭha было найдено в одном из ранних Хатха-текстов, цитирующих «Горакша-паддхати» (которую он ошибочно называет комментарием к «Горакша-шатаке») в качестве источника этого определения (1969: 228-29). Однако я не нашел его в тех изданиях «Горакша-паддхати», «Вивека-мартанды», «Горакша-шатаки» или «Горакша-самхиты», которые перечислены в моем списке использованной литературы. Возможно, Eliade использовал искаженную рукопись «Горакша-паддхати», однако он не приводит детальных данных издания или рукописи, которыми он пользовался.

Определение ha-ṭha также цитирует Брахмананда в своем комментарии к первому стиху «Хатха-йога-прадипики», и цитату он приписывает «Сиддха-сиддханта-паддхати». Тем не менее, этот стих отсутствует во всех пяти рукописях и трех из четырех печатных изданий, использованных для кураторского текста «Сиддха-сиддханта-паддхати» Института Йоги в Лонавле (2005). Единственным источником, похоже, является печатное издание, опубликованное Йогашрам Санскрит Колледжем и обозначенное как Р2 в справочных материалах издания Лонавлы. Он содержит ha-ṭha определение в 1.69. Если рукописное доказательство было точно представлено в справочных материалах издания Лонавлы, то из него следует, что этот стих был добавлен к оригинальной «Сиддха-сиддханта-паддхати» на более позднем этапе, и, исходя из этого, можно предположить, что Брахмананда, скорее всего, использовал искаженную рукопись[f].

53 По вопросу датирования «Горакшанатхи» см. White 1996: 90-101.

54 Название этой книги (т.е. «Йога-биджа», авт. Сиддха Гуру Горакхнатх) уже является достаточным доказательством, но см. также ее введение.

55 Mallinson 2008: 9. Кроме того, существуют две бумажных рукописи «Йога-биджи» из Непала примерно XVII века (Национальный архив Катманду: А 0061-12, А939/19), и ни в одной из них не упоминается имя автора.

56 Доказательство тому можно найти в «Шарнгадхара-паддхати» 4372ab dvidhā haṭhaḥ syād ekas tu gorakṣādisusādhitaḥ («Существуют два типа Хатха-йоги. Одним из них в полной мере овладели Горакша и другие») и «Хатха-йога-прадипике» 1.4ab haṭhavidyāṃ hi matsyendragorakṣādyā vijānate («Матсиендра, Горакша и другие были знакомы с этой наукой Хатхи»). По вопросу дискуссии касательно авторства «Аманаска-йоги» см. Birch 2005: 2-3.

57 terminus ad quem «Йога-биджи» является «Йога-чинтамани» Шивананды, которую Buoy датирует концом XVI – началом XVII веков (1944: 115).

58 Во введении к своему кураторскому тексту «Гухьясамаджа-тантры» Yukei Matsunaga убедительно доказывает, что основная ее часть была написана в начале VIII века, а глава 18 была добавлена в конце VIII века.

59 darśanaṃ yadi ṣaṇmāsair yad uktaṃ naiva jāyate | ārabheta tribhir vārair yathoktavidhisambaraiḥ || 18.161 || darśanaṃ tu kṛte ‘py evaṃ sādhakasya na jāyate | yadā na sidhyate bodhir haṭhayogena sādhayet || 18.162 || jñānasiddhis tadā tasya yogenaivopajāyate || 18.163ab ||.

60 Несмотря на то, что он упоминает о haṭhayoga, Адваяваджра в этих двух работах не приводит ее определения. Адваяваджру датируют X-XI веками (Meizezahl 1967: 238). Francesco Sferra, который работает над кураторским текстом комментария Рамапалы, Sekanirdeśapañjikā, касательно Секанирдеши Адваяваджры, сообщил мне, что этот комментарий не дает четкого определения haṭhayoga.

61 āhārādibhir vai yadi bhavati na sā mantriṇām sṣṭasiddhir nādābhyāsād dhaṭhenābjagakuliśamaṇau sādhayed bindurodhāt («Калачакра-тантра» 4.119cd) «И если желаемые Siddhi мантринов не появляются путем [использования таких методов, как] Pratyāhāra и т. д., нужно выполнить [это] принудительно (haṭhena), используя практику Nāda, [иными словами] путем остановки Bindu в алмазном (kuliśa) драгоценном камне (maṇi) лотоса (abjaga)». Пундарика понимает haṭhena как haṭhayogena (т.е. при помощи Хатха-йоги).

62 «Вималапрабху» Пундарики можно датировать периодом непосредственно после «Калачакра-тантры», т.е. XI веком (Sferra 2005: 265-66).

63 terminus ante quem (самая поздняя возможная дата) для «Шаданга-йоги» Анупамакаршиты устанавливается смертью Наропы, около 1040 года н.э. По вопросам дискуссии вокруг хронологии литературы Калачакры см. Sferra 2005: 266-67.

64 Периодом жизни Наропы можно считать конец X или начало XI веков. По поводу даты смерти Наропы см. Wylie1982: 687-91.

65 Определение Хатха-йоги, которое дает Равишриджняна, в некоторых аспектах отличается от тех, которые давали трое предыдущих комментаторов. Однако различия незначительны, и его комментарии поддерживают идею о том, что Хатха-йога интенсивно заставляет prāna двигаться по центральному каналу. Интерес представляет его дополнительный комментарий о том, что Хатха-йога является средством (upāya) разъяснения (spuṭībhāvārtham) вспомогательной практики (известной как) samādhi; «Амритаканика» Равишриджняна 29). Говорят, что Равишриджняна прибыл из Кашмира, вероятно, в конце XI или начале XII веков (Wallace 2001: 5).

66 Переведено Francesco Sferra в его издании «Шаданга-йоги» (стр.270). См. «Вималапрабху» Пундарики (том 2, стр. 212), «Шаданга-йогу» Анупамаракшиты (стр.108-9), «Секоддешатику» Наропы (стр.133) и «Амритаканику» Равишриджняна (см.сн.65).

67 Например, «Хатха-йога-прадипика» 3.120ab, 3.4 ставит слово madhyamārga как синоним к suṣumnā. В числе прочих релевантных источников – «Амараугхапрабодха» 9ab и «Хатха-ратнавали» 2.3ab.

68 Например suṣumnāvadanāṃ bhittvā sukhād viśati mārutaḥ («Хатха-йога-прадипика» 2.41cd. «Раскрыв надвое вход в suṣumnā, дыхание с легкостью входит [в нее]».

69 Например, baddho yena suṣumnāyāṃ prāṇas tūḍḍīyate yataḥ | tasmād uḍḍīyanākhyo ‘yaṃ yogibhiḥ samudāhṛtaḥ («Хатха-йога-прадипика» 3.54). «Поскольку prāṇa удерживается в suṣumnā и поднимается вверх [по ней] по причине [применения этой bandha), йогины называют ее именем Uḍḍīyanā (bandha)». Направление дыхания в центральный канал также достигается путем mahāvedha (см. «Хатха-йога-прадипика» 3.26).

70 Напр., suṣumnāvāhini prāṇe śūnye vaśati mānase («Хатха-йога-прадипика» 4.12ab) «Когда prāṇa вливается в suṣumnā, а создание входит в пустоту …» ; kṛtvā vāyuṃ ca madhyagam («Хатха-йога-прадипика» 4.16b) «Сделав вдох, переместись в серединный [канал]…»

71 Напр., suṣumnāvāhini prāṇe siddhyaty eva manonmanī («Хатха-йога-прадипика» 4.20ab) «Когда prāṇa вливается в suṣumnā, достигается [состояние] samādhi». В «Хатха-йога-прадипикe» (4.3) в качестве одного из синонимов samādhi приводится слово manonmanī. Еще одна ссылка на prāṇa, вливающуюся в suṣumnā, приводится в «Хатха-йога-прадипикe» 4.12ab (см.сн.70).

72 Следует отметить, что техника nādābhyāsa в традиции Калачакры не эквивалентна одноименной технике в санскритских текстах по Хатхе. В данном случае важной является связь nādābhyāsa с термином haṭhayoga.

73 Например, «Надабинду-упанишада» 30-52, «Дхьянабинду-упанишада» 95-106, «Брахмавидья-упанишада» 12-13 и «Хамса-упанишада» 8-9, 16.

74 bindu bodhicitta может означать четыре капли, которые Vesna Wallace определяет как «физические смеси размером с небольшое зерно, которые состоят из красных и белых капель семени и маточной крови» (Wallace 2001: 158).

75 Глава 7 «Амрита-сиддхи» посвящена bindudhāraṇā. См.также «Даттатрея-йога-шастру» 143, «Хатха-йога-прадипику» 3.88-89 и «Шива-самхиту» 4.31.

76 Раздел из «Хатха-йога-прадипики», посвященный vajrolīmudrā, содержит следующую строфу: maraṇaṃ bindupātena jīvanaṃ bindudhāraṇāt | sugandho yogino dehe jāyate bindudhāraṇāt – «Утрата половых жидкостей [приводит к] смерти, а сохранение половых жидкостей – к жизни. Из-за сохранения половых жидкостей в теле йогин приятно пахнет» (3.87cd-3.88ab).

77 Фактически nirodha является одним из нескольких специальных терминов Йоги Патанджали, который с определенной частотой появляется в корпусе текстов по Хатха-йоге. Например, он семь раз встречается в «Хатха-йога-прадипике» 2.2, 2.49, 3.22, 4.16, 4.19, 4.42, 4.68 и один и более раз во всех остальных текстах по Хатхе.

78 sahajoliś cāmarolir vajrolyā eva bhedataḥ («Хатха-йога-прадипика» 3.90ab).

79 tasyāḥ śarīre nādaś ca bindutām eva gacchati ||3.96cd|| 3.96c śarīre ] «Джйотсна»: śarīra ed. («Хатха-йога-прадипика» 3.96cd). Брахмананда поясняет, что nāda поднимается из зоны таза и переходит в состояние bindu над [уровнем] сердца. Таким образом, nāda становится единым с bindu (mūlādhārād utthito nādohṛdayopari bindubhavaṃ gacchati | bindunā sahaikībhavati ity arthaḥ). «Сарнгадхара-паддхати» (4366) определяет bindu как происходящее из nāda (…nādajo bunduḥ…), а в «Амрита-сиддхи» (7.12) утверждается, что единение bindu и nāda приводит к наивысшему состоянию (т.е. samādhi) (binduś candramayaḥ prokto rajaḥ sūryamayas tathā | anayoḥ saṅgamād eva jāyate paramaṃ padam || «Семя сделано из [вещества] луны и менструальной крови, солнца. Просто из единения их двоих возникает высшее состояние»). (Этот вариант стиха цитирует Брахмананда в его «Джйотсне» 3.100, приписывая его авторство «Амрите-сиддхи»).

80 Например, nādo binduś ca cittaṃ tribhir aikyaṃ prasādayet ||7.21 cd||7.21d prasādayet ] предположительно: prasādanam